Полная версия интервью, опубликованного в программе к матчу «Олимп-Долгопрудный» — «Муром».

Он попал в заявку команды за пару часов до матча с иркутским «Зенитом». Не играл ни в одном из российских клубов, прибыв в Подмосковье из Крыма. Забил первый гол уже во втором своем матче за «Олимп-Долгопрудный», а всего на его счету уже три мяча в семи встречах. О нем мало что знает Гугл, но зато теперь больше знаем мы.

Знакомьтесь — нападающий Евгений Харченко.

Фото пресс-службы ФК «Олимп-Долгопрудный» / Анастасия Чистякова

— Евгений, давайте начнем с того, как футбол вообще появился в вашей жизни.

— Как и у всех футболистов, все началось в детстве, когда с ребятами играли во дворе. У нас в компании был парень постарше меня — его зовут Саша, он занимался футболом. И вот в один из дней он просто взял меня с собой и привел на тренировку. С того времени начал познавать азы футбола в детской школе в Симферополе, называете она «Таврия».

— Почему все же была такая любовь к футболу, а не другому виду спорта?

— Вообще изначально я занимался баскетболом. Продлилось это всего два года, а потом перешел в футбол. В школе все равно продолжал пробовать себя в других играх. Мне нравились многие виды спорта, но душа все равно лежала к футболу, поэтому продолжил искать себя здесь.

— Такой высокий рост помогал вам в баскетболе?

— Когда я им занимался, то был еще таким же, как и все ребята. А потом просто за одно лето очень сильно вырос, но это было уже позже. Моя сестра занималась баскетболом в университете, играла за сборную. Именно она начала прививать мне любовь к этому виду спорта и спорту вообще. Как видите, все же я выбрал другое.

— Так чем же вас заинтересовал именно футбол?

— Я начал заниматься футболом лет в восемь, точно не помню во сколько. Когда ты приходишь в таком возрасте на занятия, то особо не понимаешь, что именно тебя привлекает в нем. Просто тренируешься на каких-то ощущениях, тебе это нравится. Потом уже с возрастом понимаешь, что ты видишь футбол в своем будущем, что это может стать твоей работой. Осознаешь, что хобби может стать делом жизни. Сначала это увлечение, потом перерастает в нечто большее, в то, чем ты хочешь заниматься всегда.

— Расскажите про свои юношеские годы, про самое начало футбольной карьеры.

— У нас в городе не было хорошей футбольной школы, плюс к этому в регионе не было хороших полей. Все тренировались, как это называют, на гаревом, состоящим из щебня вперемешку с песком. Самым обидным было приходить на такое поле, когда ты знаешь, что за городом у какой-то школы есть хорошее, когда ты по телевизору видишь, где играют футболисты. Если ты упал на этом гареве, то все разодрано, ты просто сплошная ходячая рана. Так себе было удовольствие, но все равно все ходили и играли, тренировались.
Я так и начинал нападающим. Можно сказать, что по школе не особо получалось, не было большого желания в то время. Когда уже выпустился в 16 лет, то понимал, что нужно стремиться к чему-то большему, чтобы куда-то попасть. Именно в этот момент произошло осознание того, что свяжу свое будущее с футболом. Тогда и начал понимать, что нужно работать над собой. Большую помощь в этом мне оказал Сергей Евгеньевич Ламатюгин. С его помощью я уехал играть в «Волынь» из Луцка, где пробыл больше года.

— Сразу же удалось подписать контракт с профессиональным клубом?

— К сожалению, нет. Год после окончания детской футбольной школы я провел в Симферополе, играя в низших лигах. Это был любительский футбол, там в основном играли люди в свое удовольствие. Потом начал набирать физическую форму, футбольное мышление тоже начало меняться. И тогда как раз Сергей Евгеньевич помог мне перебраться в молодежную команду «Волыни».

— Насколько уровень детского футбола отличается от юношеского на Украине?

— Сложно было перестроиться с детского футбола на взрослый. Если ты в молодежной команде, то тебя уже подпускают к основной на тренировки. Именно с этим моментом было сложно адаптироваться. Тренировки к тому же строились на физической выносливости. В тот момент я увидел всю красоту постсоветского футбола. Было очень много бега, упражнений на улучшение физических кондиций. В футбол мы играли, что-то тренировали, но комбинаций как таковых у нас не было. По физическому состоянию нас доводили так, что если ты сыграл все 90 минут, то даже не уставал. Мог еще и еще играть.

— Что это были за упражнения? Что-то необычное?

— Ну, например, мы бегали какие-то отрезки или просто по 10 километров по лесу в бронежилетах. Есть такие специальные спортивные броники с песком. Надевали их, и по лесу от старта до финиша ты должен выдержать все. Есть еще такое упражнение под названием «тест Купера» — там нужно пробежать по 12 с лишним километров за определенное количество времени. Вот мы таких упражнений делали два или три подряд. С утра в обычные дни распорядок дня был таким: в 7:30 — фитнес, 9:30 — фитнес для координации и физическая нагрузка, с 10 до 11 примерно тренировка, потом отдых и вечером в 17:00 опять тренировка. Когда были сборы, то распорядок немного менялся: подъем в 7, утренняя пробежка, потом фитнес, утренняя и вечерняя тренировка. Перед ужином ты шел в тренажерный зал, бассейн и сауну, а только потом мог немного отдохнуть. Весь день ты просто тренировался и в итоге был счастлив от того, что просто смог дойти до номера.

— С таким тяжелым распорядком дня сил на игры-то хватало?

— Да, потом ты вообще не чувствовал усталость, просто бегал и бегал. В начале сезона это напряжение еще было, потом какие-то тренировки убирались, становились полегче. Нагрузка падала по мере увеличения количества игр, потому что ты в основном набираешь физическую и техническую форму через сами матчи. Сначала когда приехал и услышал, какая там работа будет, то был немного ошарашен. Потом уже спустя месяц начал привыкать, набирать форму. Даже радовался тому, что тебе говорят пробежать 10, а не 20 километров. Думал, налегке сейчас пробегусь и домой пойду есть.

— Вы говорили, что из молодежной команды многих подпускали к основе. Как клуб работал с молодыми игроками?

— Что касается самой команды «Волынь», то главный тренер Виталий Владимирович Кварцяный постоянно привлекал молодежь к основной команде. Когда команда ехала на сборы, то обязательно 2-3 человека по 16-18 лет главный тренер брал с собой. Молодые ребята всегда ездили на сборы, тренировались с основной командой. Точно так же и я попал к ним и остался там на 2-3 месяца. Можно сказать, что в первой команде было как-то полегче, наверное, потому что статусность этих игроков не позволяла давать им такую работу, которая была у нас в молодежке. Там были больше игровые упражнения, работа с мячом, но тренировки так же длились по два-три часа. Не из-за того, что у нас было много упражнений, а из-за того, что главному что-то не нравилось, он останавливал выполнение прямо на поле и начинал еще раз объяснять, как это делать. Пока упражнение не делалось всеми правильно, каждый раз начинали все заново.

— Вас уже стали подпускать к основе, что же случилось дальше?

— А дальше случилась всем известная ситуация с Крымом, это был 2014 год. Получилось так, что тогда же я разорвал контракт с клубом из-за совокупность факторов: у меня была травма, дисквалификация на несколько игр, ситуация с Крымом еще осложнила все. Поэтому и принял решение вернуться на родину и играть уже там.

— Какая же ситуация была в Крыму с футболом на тот период?

— Тогда крымским командами дали, так сказать, добро на участие во второй лиге в группе «Юг». Было всего три команды: «Жемчужина» из Ялты, «Скиф» из Симферополя и «Севастополь». Все они состояли из местных ребят. Сначала все было хорошо, нам говорили, что сделают футбольные паспорта, что мы спокойно сможем играть в России. Со временем все стало меняться, в эти команды набрали ребят из России, футбольные паспорта никому не сделали. Потом начались какие-то политические моменты, по которым было ясно, что крымским командам в России играть не получится. В итоге Юрий Александрович Ветоха организовал Крымский футбольный союз, в котором было восемь команд. И вот с 2015 года начала существовать Премьер-Лига Крыма. Для футболистов-крымчан, которые там находятся, это как спасательный круг, потому что уровень Премьер-Лиги Крыма неплохой. Там хорошие команды, у футболистов просто нет возможности уехать куда-то в другое место, для них это хороший вариант оставаться в футболе, быть причастным к нему.
Если мы будем сравнивать с российский футболом, то в какой лиге смогла бы конкурировать самая лучшая команда крымской Премьер-Лиги?
Лучшая команда — это «Евпатория». Они все время были в лидерах, дважды становились чемпионами Крыма. У них всегда был хороший подбор игроков, хорошая философия футбола через пас, через какие-то зоны, через вскрытие. Я думаю, что во второй лиге не затерялась бы не только лучшая команда Крыма, но еще два-три клуба. Даже могу сказать, что эти команды смогли бы составить достойную конкуренцию в ФНЛ.

— Вернемся к вашему личному футбольному пути. Как судьба свела с «Евпаторией» вас?

— Из Луцка я поехал в ялтинскую «Жемчужину», где руководителем был Александр Дмитриевич Яцун. По стечению обстоятельств он потом был спортивным директором в «Евпатории», куда меня и пригласил. Там и начался новый этап моей футбольной карьеры. В команде я пробыл с самого ее основания — с первых товарищеских игр по август этого года, то есть в итоге пять лет.

— В Евпатории раньше был какой-то футбол? После основания команды в городе интерес у зрителей появился?

— Нет, раньше у них в городе футбола не было. У них стадион небольшой, всего одна трибуна, может быть около 1000 — 1500 человек. Всегда на матчах были полные трибуны, вокруг стадиона люди стояли и смотрели футбол. В Евпатории, так же как и в Севастополе, любят футбол, но там команда более известная, играла в Высшей лиге. Есть еще одна особенность у команды «Севастополь»: перед началом каждого домашнего матча звучит гимн и весь стадион встает, поднимает шарфы и поет его. Это настолько завораживает! Мурашки бегут и у игроков, и у зрителей.
Что же касается «Евпатории», то у них тоже много болельщиков, многие ездят на выезда, клуб для них организовывает автобусы. Для жителей города футбол — это настоящий праздник. Плюсом еще являются поля — в Крыму вообще регламентом запрещено играть на искусственных, поэтому всегда проводили матчи только на зеленых полях хорошего качества.

— Что можете назвать самым запоминающимся в «Евпатории» за те 5 лет?

— На самом деле, очень много всего со мной там происходило, но в голову всегда сначала приходят самые обидные и досадные поражения. Наверное, такой запоминающийся и обидный результат был в матче против «Севастополя». К 20-й минуте матча мы вели 3:0, но в итоге проиграли 3:4. К тому же я не сдержал эмоций во время матча, получил красную карточку. Вообще все игры с «Севастополем» у нас были как дерби, это был принципиальный соперник. Когда в таких матчах забиваешь голы, особенно решающие, эмоции нереальные. Было много хороших и запоминающихся матчей, но все перечислять уже не буду.

— «Евпатория» дважды становилась чемпионом крымской Премьер-Лиги. Были ли в ее истории важные, решающие матчи?

— Нынешнее чемпионство я уже не застал, только поспособствовал ему, пройдя больше половины пути с командой. Первое чемпионство было очевидно заранее: по сезону хорошо шли, поэтому решающих матчей у нас не было. Самое приятное, что отложилось в памяти, это когда ты выходишь на игры спустя пять-семь побед подряд. Ты не думаешь, что ты можешь сейчас проиграть, что ты можешь что-то не так сделать. Просто выходишь, и сразу же какая-то уверенность в том, что выиграешь. Счет идет уже не на голы, а на победы. Когда их количество достигает 15-ти подряд, то, несмотря ни на какие паузы, выходишь на поле и не думаешь, что сегодня можешь проиграть. Выходишь, все равно доказываешь и выигрываешь — была такая сверхуверенность.

— Раз уж мы заговорили про паузы, то самая большая из них для всего мирового футбола была связана с коронавирусом. Как в Крыму переживали эту ситуацию?

— Тяжело, как и вся страна, и весь мир. У крымских футбольных клубов бюджеты не такие большие, и, так получилось, что нас отправили в неоплачиваемый отпуск. Как и все команды, мы готовились к старту чемпионата, сыграли даже несколько официальных матчей. Потом объявили о том, что эпидемиологическая ситуация в стране ухудшается и всех распускают. Ну вот все и ушли в свободное плавание, кто-то пошел подрабатывать, кто-то дома сидел, кто-то тренировался все это время дома.

— И как же вы пережили эту вынужденную паузу?

— Было тяжело. Футбол отошел на второй план, пришлось подрабатывать. Когда уже было понятно, что скоро ограничения снимут, то выходил на стадион, тренировался. Я вообще живу рядом с лесом, там часто бегал. И вот нам объявили, что можно будет собраться на тренировки, но с определенными условиями. У нас получилась неделя сборов, и сразу же пошли игры с паузой в три дня. Что тогда в первых матчах после карантина, что сейчас, когда идут разговоры о возможных ограничениях в будущем, я выхожу на поле и наслаждаюсь каждой минутой того, что у меня есть возможность тренироваться или сыграть, забить гол и помочь команде. Думаю о сегодняшних моментах, а не обо всем остальном.

— И вот мы подошли к сегодняшнему дню и нашему клубу. Как вы оказались в «Олимпе-Долгопрудном»?

— Опять же Сергей Ламатюгин готовил меня к тому, что может получиться уехать в какую-то команду в России. Было несколько вариантов продолжения карьеры, и я, посовещавшись с самим собой и семьей, решил, что здесь для меня будут самые благоприятные условия. В «Олимпе-Долгопрудном» есть тренер, который работал в Премьер-Лиге, ребята, которые играли в высшей лиге. Я считаю, что здесь хорошие условия, чтобы начать свою карьеру в России, и пусть даже не в 20, а в 25 лет. В этой команде есть задача, и всегда легче играть, выполняя ее, чем просто середнячком. Это было одним из привлекательных моментов, чтобы сделать выбор в сторону команды.

— Долгопрудный находится далеко от Крыма. С чем было прощаться сложнее всего?

— Самым тяжелым было покинуть Евпаторию. Я родом оттуда, поэтому в любом случае смогу вернуться. Было тяжело покинуть команду, понимая, что провел там 5 лет своей жизни, что знаю каждого человека наизусть. У нас была настоящая футбольная семья. Тяжело было выбраться из зоны комфорта в другой коллектив. Было неизвестно, как меня воспримут тут. И когда уже точно понимал, что переезжаю из Крыма поближе к Москве, то сильно переживал по поводу коллектива. Однако когда приехал, увидел, что все хорошие и адекватные ребята, к новичкам нет никакого особенного отношения. Всегда есть момент притирки, но тут, возможно из-за слияния двух команд или потому что я такой человек не скромный, я этого момента не пережил. Благодаря этому было легко и играть, и тренироваться.

— Расскажите небольшой инсайд: внутри команды все еще чувствуется, что два разных клуба были объединены в один?

— Я могу сказать, что сейчас это не чувствуется. Если честно, когда я сюда приехал, то заметил это объединение только по экипировке у ребят — было видно, что это два клуба. Но не могу сказать, что все общались какими-то группами — такого не было. Все люди тут профессионалы, все понимают, что мы теперь один коллектив. С каждой игрой становимся сплоченнее.

— Сейчас мы сыграли уже 8 туров, какой из соперников стал для вас самым сложным?

— Я особо не знаком с командами второй группы. Из тех, с кем мы сыграли, могу сказать, сложнее всего было с «Динамо-2». Если мы не забили им и проиграли 3:0, то, значит, с ними было очень сложно. Значит, они выиграли заслуженно. Здесь не было какой-то нашей недооценки соперника, мы проиграли из-за количества ошибок. Сделали выводы и будем играть сильнее в дальнейшем и еще ответственнее подходить к сопернику. Если бы у нас был бы матч с ними, например, через неделю, то, думаю, болельщики увидели бы совершенно другую игру в исполнении нашей команды.

— Ваш рост почти два метра, как он вам помогает в футболе?

— Я не могу сказать, что я скоростной игрок, но у меня есть дистанционная скорость, то есть за счет своих ног я могу на дистанции обогнать скоростного футболиста. Однако первые метров 5-10 я далеко не убегу. Вообще высокий рост в таких видах спорта может быть как твоим преимуществом, так и твоей слабостью. Не буду раскрывать соперникам свои минусы, но плюсы — это верховая борьба, второй этаж должен быть за мной, далее игра ногами на опережение.

— Мы в этом интервью много говорили про Крым. Посоветуете лучшие места для посещения?

— Весь Крым объездить невозможно, там очень много красивых мест. Тем более каждый раз открывается что-то новое даже для коренных жителей. Даже я, прожив там всю жизнь, не могу сказать, что видел все. В свободное время в Крыму я с друзьями и со своей новоиспеченной женой ходил в горы с палаткой. Мне очень нравится горная местность, когда ты уходишь от городской суеты в спокойствие и наслаждаешься пейзажами. Ощущаешь себя как в фильме «Хоббит», например, когда они там на гору поднимались.

— Так куда же съездить тем, кто ни разу не был в Крыму?

— Ни разу не были в Крыму? Съездите в Сочи. (Смеется.) Наверное, посоветую южный берег Крыма, не зря он славится своими красотами. Там как минимум красивая дорога из одного города в другой: с одной стороны — море, с другой — горы. Один из мои самых любимых мест — поселок Гурзуф. В нем все улочки сделаны из брусчатки, они узенькие, как в Италии, красивая набережная, хорошее море. Местные Гурзуф, кстати, и называют маленькой Италией. Кроме главной достопримечательности — дачи Пушкина, там есть скалы Адалары, которые стоят прямо в море, и виднеется гора Аю-Даг, где находится известная здравница «Артек». Еще из таких мест расскажу про Ялту. Когда играл в «Жемчужине», то влюбился в этот город. Ялта подходит больше для молодежи, там много движения, вечеринок. Гурзуф находится всего в 15 минутах езды от Ялты, так что можно побывать и там, и там.

— Про Крым поговорили, а теперь про Долгопрудный. Удалось уже что-то посмотреть здесь?

— Парадокс в том, что после свадьбы жена приехала ко мне сюда в отпуск на месяц. У нас было несколько игр в Санкт-Петербурге, а после каждого из них два выходных. Ну и получилось так, что три-четыре дня две недели подряд мы находились в Питере. Забрал ее в отпуск в Долгопрудный, а в итоге отдыхали в Санкт-Петербурге. Здесь у нас в обед тренировки, вечером особо никуда не сходишь, но все равно удалось хоть что-то посмотреть. В Москве ездили прогуляться на ВДНХ, в Парк Горького. Сам Долгопрудный особо не изучали, но все впереди. Зато знаем главное место в городе — стадион «Салют».

Беседовала Анастасия Чистякова