Он всегда там, где самая гуща борьбы, и на поле стал практически незаменимым. Он выступал в Лиге Европы, играл против Николы Дринчича, а по знанию языков может соревноваться со Станиславом Черчесовым.

Давайте узнаем ближе полузащитника Самира Масимова.

Фото пресс-службы ФК «Олимп-Долгопрудный» / Анастасия Чистякова

— Самир, ваша любовь к футболу родом из детства?

— В семь лет отец предложил мне пойти в футбольную академию, сказал: “Сынок, не хочешь ли ты попробовать себя в футболе?”. Я согласился. Тогда многие им занимались, поэтому я без колебаний сказал “да”.

Проходив несколько недель, понял, что мне нравится этот вид спорта, да и тренерам я понравился. Помню, моя первая футболка была “Милана”: седьмой номер, Шевченко. А на самом деле я болельщик “Интера”. Друзья до сих пор мне напоминают это, подшучивают надо мной.

Так вот с семи лет я начал заниматься в “Локомотиве”. До этого никакой другой вид спорта меня не интересовал. По телевизору смотрел матчи, но желания заниматься у меня не было. Несколько лет пробыл в “Локо”, а потом перешел в академию “Спартака”. Туда меня позвал бывший тренер “Москвы” Сергей Николаевич Полстянов, который перешел туда после того, как прекратил существование их клуб. Тогда еще в состав команды пришло около 11 бывших игроков оттуда же. Ситуация получилось очень похожая на нынешнюю: было около 20 игроков команды, пришли еще 11, плюс со стороны брали ребят. Около четырех-пяти лет я пробыл там, а потом вернулся к железнодорожникам вместе с Сергеем Николаевичем. Мне очень повезло с академиями: со мной всегда  работали хорошие тренеры, которые много чему научили.

— Помните свои ощущения после самой первой тренировки?

— После первой? (Смеется.) Я на следующее утро еле встал, у меня все тело болело. Я помню это очень хорошо, потому что так было первые пару дней. Тяжело было, ужасные боли. Несмотря на это, мне очень понравилось заниматься футболом, играть с ребятами. Я очень благодарен своему отцу за то, что он предложил мне попробовать.

— Академии “Спартака” и “Локомотива” — одни из самых известных московских академий футбола в стране. Есть ли какие-то сходства и различия между ними?

— Могу сказать, что эти две академии очень похожи в плане организации и в плане футбола. Я особо разницы в них не увидел, все-таки это самые лучшие футбольные школы в Москве, да даже в России.

— Так что же было по возвращении в “Локомотив”?

— Сергей Николаевич перешел в “Локо” в команду 1995 года рождения, куда меня позвал за собой. Я ни капли не сомневался, что сделал правильный выбор. Это очень хороший тренер, который многое для меня сделал, многому научил: что в футбольном плане, что в жизненном. Именно он наставил меня на правильный путь. Я стал больше дорожить футболом. Потом он позвал меня в дубль “Локомотива”, где я играл год под его руководством. У нас был очень дружный, сплоченный коллектив. Тренер в основном делал акцент на дисциплину, требовал от нас большой самоотдачи. А потом пришло предложение из Азербайджана.

— Сложно было в молодежке?

— Я бы не сказал, что в Молодежном первенстве было большое отличие от матчей академии. Да, когда спускали ребят из основы, то было сложнее играть. Особенно в матчах против ЦСКА или “Спартака”, тогда часто и нас, и их усиливали игроками первой команды. От юношеского футбола особо отличий не было.

— Но потом вам сразу поступило предложение из Азербайджана. От кого?

— От футбольного клуба “Нефтчи”. Это клуб с богатой историей, болельщиками. Если сравнивать его с каким-нибудь российским клубом, то он, скорее всего, будет как московский “Спартак”. Предложение было очень заманчивым, я согласился. Также в то же время приходил запрос из “Рубина”. Говорили, что возьмут под основу, но играть я буду за молодежную команду. Я подумал, что вариант с “Нефтчи” более перспективный. Меня звали сразу в основную команду — это раз, два — команда играла в Лиге Европы. Поэтому я и принял их предложение, и в итоге провел там два с половиной года.

— Многие не особо знакомы с уровнем азербайджанского футбола. Расскажите про него, с какой российской лигой его можно сравнить?

— Я считаю, что чемпионат Азербайджана — это недооцененный чемпионат. Когда люди слышат про эту страну, то думают, что там уровень футбола не такой высокий, но это неправда. Примером может служить относительно недавний матч “Нефтчи” против тульского “Арсенала”, где азербайджанская команда в пух и прах разнесла российского соперника. “Арсенал” — команда агрессивная, умеющая играть в футбол. Я сам удивился такому счету, не буду скрывать, ожидал прохода в следующий раунд именно “Арсенала”. В том матче туляки недооценили “Нефтчи”, а итоговый счет — 4:0 по результатам двух матчей. В чемпионате Азербайджана играют футболисты, которые стоят по 3, 5, 8 миллионов долларов — туда приезжают очень хорошие игроки. Рядом с ними местные футболисты растут, повышают свой уровень. Я считаю, что уровень азербайджанского футбола стал выше за счет молодых местных футболистов.

— В “Нефтчи” тренер с первого же дня стал рассчитывать на вас? Все же вы приехали туда не с самым богатым опытом?

— Да, тренер с первой же тренировки показал, что рассчитывает на меня. Все годы, проведенные в “Нефтчи”, являлся основным игроком состава. Также удалось сыграть в матчах Лиги Европы — огромный опыт. Это было хорошее время. Иногда вспоминаю хорошие и плохие моменты, пересматриваю в Интернете свои матчи, разбираю игру. За время, проведенное в “Нефтчи”, я стал более уверенным на поле, ведь все же мы играли уже не на юношеском уровне. Если вернуться к уровню футбола в Азербайджане, то у нас есть там команда “Карабах”, которая каждый год играет в Лиге Европы, бывает и в Лиге Чемпионов.

— Лига Европы — это очень высокий уровень, расскажите про свои матчи там.

— Несколько сезонов нам удавалось туда вырываться. Играли против нескольких словенских команд, против грузинских, против сербского “Партизана”. Наверное, с последним был самый интересный матч. Помню, приехали к ним в Белград, и уже за 10 минут до подъезда к стадиону чувствовалась атмосфера матча. К сопернику у них всегда особое отношение, болельщики кидались камнями в автобус, в воздухе висело напряжение.

— У “Партизана” всегда были суровые болельщики, агрессивные. Обошлось без инцидентов?

— Обошлось, конечно, без всяких происшествий, ведь хорошо работала служба безопасности, но переживали за одно обстоятельство. У нас в “Нефтчи” голкипером был бывший игрок “Црвены Звезды”, а вы сами знаете про противостояние этих команд. Они начали нас прессовать, кричать что-то в нашу сторону, чтобы мы испугать и сбились с настроя. В итоге проиграли 2:3. К 15-й минуте матча вели 2:0, но не смогли удержать счет, поддались натиску соперника и уступили. Но матч был очень запоминающимся, хорошая футбольная атмосфера. В том матче против нас играли Никола Дринчич, Данко Лазович — известные в России футболисты. После того матча еще, помню, в “Локомотив” приехал нападающий Петар Шкулетич. В общем у них в составе были достаточно квалифицированные футболисты. Мне же на тот момент было всего 19 лет, и в том матче я почувствовал настоящую мужскую борьбу. Самое хорошее отношение к футболу именно у балканцев, поэтому их много играет в топовых клубах. Они любят много времени уделять футболу, тренировкам и так далее, но об этом расскажу чуть-чуть попозже.

— После Азербайджана судьба вас закинула в Словению. Как случился переход?

— Как раз после одного из матчей Лиги Европы по мне пришел запрос из Словении из команды “Домжале”. Видимо, в том матче на меня уже обратили внимание и пригласили в команду. Конечно же, не секрет, что для любого футболиста запрос из Европы — это заманчивое предложение. И вот в 20 лет я решил попробовать себя в Европе. Это другой уровень, другой футбол, нужно посмотреть на себя там.

— Не страшно ли было переходить? 

— Страшно, не страшно — неважно. Если ты хочешь расти в футбольном плане, то должен принимать вызовы, которые тебе дает судьба. Тут больше проблема была в другом — языковой барьер. Я ни английского, ни словенского языка на тот момент не знал. Не очень понимал, как буду общаться в коллективе, как понимать задачи тренера. Первый месяц был очень сложным. Я просто молча сидел и слушал, что они говорят, некоторые слова записывал в телефон и дома через переводчик прогонял их. Телевизор вообще не выключал, часами смотрел его и пытался понять, что там говорят, читал субтитры. В течение трех месяцев процентов 70-80 выучил словенский язык, в придачу ко всему еще подучил сербский и хорватский языки. Получилась забавная ситуация: мы поехали на тимбилдинг играть в пейнтбол. Инструктор нам объяснил правила, а потом мы с ним разговорились. Он в конце спросил, как меня зовут, а потом спросил босниец ли я. Оказалось, у боснийцев есть имя Самир, и, видимо, по разговору и по имени он решил именно так. В итоге я ему сказал, что я вообще азербайджанец, родившийся в России. Он был очень поражен этим фактом, удивился, что так хорошо разговариваю на местном языке.

— Получается, сколько языков вы знаете?

— Давайте перечислим: сербский, хорватский, словенский, турецкий, азербайджанский и русский. Всего шесть. Ну и английский процентов на 30-40, потому что уже давно его не практиковал, подзабыл немного.

— Что можете сказать про словенский чемпионат?

— Это очень сильный чемпионат, там играют хорошие команды. Никогда не было такого, что лидер спокойно обыгрывал аутсайдера. Бывало, что команда с последнего места выигрывала первую со счетом 4:0, причем все было по игре. Уровень футбола достаточно высокий. Балканский футбол очень развитый, там я многое приобрел в плане характера. Акцент в словенском футболе больше был на тактику, единоборства, силовой футбол. Они граничат с Италией, поэтому на матчах постоянно было много итальянский скаутов. Задача у словенских команд была одна: вырастить квалифицированного футболиста и продать его в Италию, Германию, Испанию. И для них это не оставляла особого труда. Ребята при мне уезжали в “Твенте” в Голландию, и в “Аланьяспор” в Турцию, и к нам в “Ростов” ездил парень, но тут не подошел и в итоге уехал в “Лече” в Серию А.

— Дисциплина в таком футболе стояла на первом месте? Были ли штрафы вообще в команде? Какой самый большой для вас был?

— Штрафы вообще были во многих командах, но я там особо не попадался, был прилежным футболистом. А вот в “Домжале” у меня был самый большой штраф в карьере — 20 евро, по тому курсу это было примерно 1 500 — 2 000 рублей. Штрафанули меня за опоздание на 20 минут на тренировку. Не знаю, это копейки или нет за 20 минут-то. (Улыбается)

— Если в “Нефтчи” самыми запоминающимися были матчи Лиги Европы, то в “Домжале” что запомнилось?

— В Словении мы также играли в Лиге Европы, к нам приезжал английский “Вест Хэм Юнайтед”. Дома мы у них выиграли 2:1, невероятный матч был. Все же к тебе на стадион приезжает одна из команд английской Премьер-Лиги. Было приятно посмотреть на игроков АПЛ, чувствовался класс. В гостях мы им проиграли 0:3, но там без шансов было.

— С языком проблему решили, а что по поводу коллектива? Удалось влиться в него?

— В Словении был очень дружный коллектив, всегда любили собираться. Чуть ли не каждую неделю ходили в кафе или другие места, общались. Это был как тимбилдинг. В России такого нет, и в этом плане очень тяжело объединять команду. Вообще у нас коллектив очень веселый был, любили подшутить друг над другом.

Кстати, однажды утром 25 августа, когда у меня день рождения, в 3 часа ночи мне начали звонить в домофон. Я, сонный, подумал, что это кто-то перепутал или пьяный звонит мне, и не открывал. Спустя примерно полчаса мне стали стучать в дверь, было уже 4 часа утра. Смотрю в глазок, а там четыре полицейских с дубинками и автоматами. Первая мысль была, что это кто-то из команды так решил подшутить надо мной. В итоге я открыл дверь, меня начали расспрашивать о ком-то, потом обо мне. Я не очень понимал, что происходит, и постоянно ждал финала этого розыгрыша. В итоге оказалось, что это была совершенно не шутка, это были настоящие полицейские. Они искали прежнего съемщика квартиры, у которого были долги под миллион рублей. На следующий день ребята были в шоке от этой истории. Веселый день рождения получился.

— Да уж, веселый. После словенского чемпионата как складывалась судьба?

— После того, как контракт с “Домжале” закончился, я на несколько месяцев приехал в команду “Азал”, а потом в воронежский “Факел”. Вообще планировал уехать в чемпионат Казахстана, но по причинам, не связанным с футболом, не сложилось. А потом пришло предложение из Воронежа, и я, не раздумывая, туда поехал.

— До этого вы вообще знали, что такое ФНЛ? Или это все же была загадочная лига?

— Вообще, я в основном в интернете смотрел результаты матчей. До того как приехал в “Факел”, ни одного матча первой лиги даже не видел, но мне ребята рассказывали про это первенство. Все же футбольный мир не такой большой, так что кто-то что-то где-то слышал. Первые полгода я там поиграл, а потом у нас разладились отношения с клубом. Все же было интересное время, хорошие соперники, хороший футбол.

— Какой матч вспоминаете до сих пор со времен воронежского “Факела”?

— Почему-то сразу в голову приходит матч против ярославского “Шинника”, мы тогда играли дома. Кстати, у них тогда правого защитника играл Женя Ятченко, с которым сейчас мы оказались в одной команде. В той встрече я играл против него, у меня даже есть фото с ним в борьбе с этого матча. Мы забили быстрый гол, но к минуте 20-й пошел очень сильный дождь. Естественно, матч остановили, нас загнали в подтрибунные помещения. В итоге после получасового ожидания дождь закончился и матч возобновили. Мы играли просто в каком-то болоте, не иначе. Кое-как доиграли — ничья.

— С “Факелом” отношения разладились, где продолжили свою карьеру?

— Я вновь вернулся в Азербайджан в команду “Кешля”, раньше она еще называлась “Интер”. Это команда Премьер-Лиги, участвует в розыгрышах Лиги Европы и Лиги Чемпионов. Там я провел ровно год и судьба меня вернула в Россию, в “Олимп”.

— Давайте вернемся снова к Азербайджану. Какими бывают азербайджанские дерби?

— Вообще, сейчас считается дерби “Нефтчи” — “Карабах”. Раньше в чемпионате было больше 16 команд, а сейчас их количество уменьшилось и дерби изменилось. До этого такими матчами считались встречи “Нефтчи” — “Хазар-Ленкорань”. В одном главный арбитр показал шесть красных карточек и около восьми желтых. Это был мой второй матч за “Нефтчи”, представляете? Ребят с карточками дисквалифицировали на матчей пять.

— Горячая кровь кипела?

— Самое интересное было то, что большинство легионеров там были бразильцы, парагвайцы, чилийцы. Такие же горячие ребята. После победных матчей они в раздевалке отлично праздновали, танцевали. Как-нибудь продемонстрирую, чему научился у них. (Смеется.)

— Договорились, будем ждать. И вот вы оказались в “Олимпе”…

— От агента пришло предложение вернуться в Россию. Команда уже играла на тот момент в ПФЛ, меня долго не могли заявить. В итоге часа за 2-3 до начала матча 6-го тура мне сказали, что все же все получилось. Кстати, тот матч играл против “Долгопрудного”. Я вышел всего на полчаса, но  мы выиграли 3:0.

— Заявить не могли из-за футбольного гражданства? То есть и за сборную Азербайджана удалось поиграть?

— Все верно. Я играл за молодежные сборные страны U-19 и U-21. Хорошие матчи, интересные соперники. Особенно запоминающимся был матч против сборной Португалии в гостях. Мы приехали в Лиссабон, была очень сложная игра, все силы оставили на поле. После финального свистка у меня аж голова кружилась, слабость была очень сильная. Мы держались до 85-й минуты 1:1. Для нас это было очень неплохо, все же уровень футбола у нас разный. В итоге не смогли дотерпеть, в концовке получили красную карточку и пенальти в наши ворота. Против нас играли квалифицированные футболисты. В том матче участвовали Жуан Мариу, который еще недавно играл за “Локомотив”, и Рубен Невиш из “Вулверхэмптона”, Рафаэл Гиррейру из дортмундской “Боруссии”. Просто было интересно посмотреть, кто где играет сейчас из того состава португальской сборной, и вот такие имена оказались.

— Да, действительно интересно. Но вы вернулись в Россию, где в ФНЛ вы результаты хотя бы смотрели, а в ПФЛ для вас был неизведанный мир?

— Ох, про ПФЛ слышал точно, но как-то не заглядывал туда. Сейчас поиграл и там, и там, могу сказать, что между этими двумя лигами не такая и большая разницы в плане футбола. Если смотреть на команды, которые переходят из ПФЛ в ФНЛ, то в большинстве случаев сохраняется тот костяк, который и выводил клуб в лигу выше. Конечно, добавляются еще опытные футболисты или молодая кровь, но все же в основном играют те, кто был раньше. Это и говорит о том, что игроки ПФЛ способны и могут выдерживать уровень ФНЛ, а значит, разница между ними не такая уж и ощутимая.

— В сентября на тренерском мостике “Олимпа” произошли изменения: команду возглавил Ринат Саярович Билялетдинов. Какие перемены сразу почувствовали?

— Мы сразу же стали уделять время физическим кондициям. Такая усердная работа помогает в матчах, точнее, ближе к их концу. Эти бега, которых у нас и сейчас много в тренировочном процессе, помогают нам не чувствовать усталости. К минуте 70-й ты понимаешь, что готов бегать на тех же скоростях, что и в начале матча. По крайней мере, я по себе это ощущаю. Опять же все зависит от соперника и от того, как складывается матч. Бывает, что соперник больше контролирует мяч, и ты теряешь больше сил. В каких-то матчах ты владеешь преимуществом и готов после 90-й минуты сыграть еще. У нас задача одна — выиграть. Если будет хороший зрелищный футбол, контроль мяча, интересные атаки, то это вдвойне приятно. У нас стоит задача выхода в ФНЛ, и ее нужно решать любым способом.

— Вернемся на пару месяцев назад, когда произошло объединение клубов. Мы уже много слышали про это, но все же расскажите, как этот процесс выглядел изнутри?

— Было очень сложно, но интересно. Для меня все это было не в первый раз, так что, наверное, в этом плане мне было немного попроще. Не сразу все начало складываться, первые дни находили подход друг к другу. Все прекрасно понимали, что процесс объединения достаточно сложный и долгий. Сейчас период притирки уже прошел, все хорошо. Правильно сказал Женя Харченко, что с каждой игрой мы становимся сплоченнее. 

— В первое время еще было сложно, потому что тренировались несколькими группами. В какую группу было лучше попасть?

— В любую, когда мы тренировались в две группы. (Смеется.) Тогда тренировки были полегче. Сначала мы вообще занимались в несколько групп, потом их сократили до двух, а дальше объединили в одну. Тогда мы и начали усиленную подготовку к старту чемпионата. Вообще мы готовились к ФНЛ, но получилось по-другому.

— Судьба решила иначе, но у нас все впереди. Сыграли уже больше десяти туров в ПФЛ, кого из соперников можете выделить?

— Я думаю, что “Зенит-2” и “Локомотив-Казанка” не затерялись бы в ФНЛ. С такой игрой, которую они показывают, не были бы в зоне вылета точно. У них очень качественный футбол, где-то, может быть, им не везет. Приятно играть с такими боевыми командами, ну и выигрывать у них тоже. Особенно понравился “Зенит-2” своей игрой.

— С футбольной стороны мы достаточно хорошо вас узнали за время интервью. А как проводите свой досуг?

— Не скажу, что чем-то интересным увлекаюсь. Стараюсь свое свободное время проводить с семьей, потому что последние лет пять я был постоянно в разъездах. Я приезжал к ним только на каникулы, когда нас распускали на недели две. И только в последний год я стабильно нахожусь в Москве, стараюсь встречаться с родными и друзьями. Раньше могли куда-то выбираться, но сейчас, к сожалению, из-за ограничений это не удается. Соблюдаем все меры профилактики коронавирусной инфекции. У нас очень серьезный доктор, постоянно нас информирует обо всем и говорит, что нужно делать. Отдельный респект Игорю Сергеевичу!

Беседовала Анастасия Чистякова