Мы знаем, что стандарты — его конек. Он тверд, как сталь клинка, и серьезен, как и положено настоящему мужчине. Все это мы успели оценить за 13 туров, но так до сих пор и не знаем, кто такой Рустам Сосранов, потому что он говорит мало, а делает много. Исправим эту ситуацию прямо сейчас.

Фото пресс-службы ФК «Олимп-Долгопрудный» / Анастасия Чистякова

— Рустам, несмотря на то, что вы в команде уже не первый день, наши болельщики не очень близко с вами знакомы, поэтому давайте начнем с того, где же начиналась ваша футбольная карьера?

— В 12 лет я пошел заниматься футболом, это было во Владикавказе. Наверное, у меня было уже осознанное желание тренироваться и играть не просто во дворе, а с тренерами и командой. Во Владикавказе самая известная школа — «Спартак», но есть еще несколько профессиональных детских футбольных школ. Я пошел заниматься в ДЮСШ «Юность». Мы больше играли внутри города и региона, далеко не выезжали.

— У многих мы спрашиваем, что же понравилось в футболе, из-за чего продолжили заниматься. А было ли что-то, что сразу не понравилось?

— Если честно, не могу сказать. Я думаю, если бы мне что-то не понравилось, то я бы и не продолжил заниматься футболом. Наоборот, было много плюсов в этом всем. Например, из-за того, что мы много ездили, меньше приходилось ходить в школу, а я очень не любил учиться. Для меня лучше было сходить потренироваться, чем отсидеть день в классе. На уроках было скучно, меня ничего не привлекало. Сначала ходил в обычную школу, а потом меня перевели в специализированную, чтобы мог успевать и на тренировки, и учиться.

— В спецшколе-то уже поблажки какие-то делали?

— Конечно, там учителя понимали, с кем они имеют дело. Сидишь спокойно на уроке, никому не мешаешь, и тебя никто не трогает. Понятное дело, что раз в месяц давали какое-то задание, оценки же мы должны были как-то набирать, но в основном ставили оценки за поведение. В этой школе уже было учиться ненапряжно.

— Вернемся к футболу. Когда начала закрадываться мысль, что футбол может стать вашим будущим?

— Это начало происходить постепенно, не было какого-то определенного момента. Когда еще занимался в ДЮСШ, такие мысли начали появляться. А когда мне предложили мой первый профессиональный контракт, понял, что любимое дело может приносить деньги.

— Вы достаточно поздно начали заниматься. Не было ощущения, что каких-то знаний или навыков не хватает?

— Не считаю, что 12 лет — это поздно. Никогда не поздно начать играть. Тут нужно понимать, на каком уровне ты хочешь это делать и чего вообще хочешь от футбола. Если говорить про меня, то я никакого другого вида спорта для себя не видел, только футбол. Поэтому днями и ночами был с мячом, много времени проводил во дворе. На самом деле, я считаю, что наши игры во дворах приносили определенную пользу в развитии нас как футболистов.

— Если все детство было в футболе, то и любимая команда была?

— Конечно, фанател от «Барселоны» и Месси. Это как раз были годы, когда «Барселона» выигрывала все, а Месси забивал по 50-60 голов в сезон. Тогда многие болели за «Барсу», ведь это были лучшие годы для них. Но могу признаться, что смотреть футбол я не любил вообще. Единственные матчи, которые я мог смотреть, это, конечно же, матчи «Барселоны». Остальное мне не нравилось.

— До первого профессионального клуба были еще какие-то команды?

— В 15 лет мы переехали в Москву, потому что здесь лучшее место для развития футбольной карьеры. Я заканчивал уже академию «Спартака», а потом поиграл еще год на КФК, прежде чем подписать свой первый профессиональный контракт.

— Какую особенность отметили в академии «Спартака»?

— Начнем с того, что по моему году было сделано две команды: москвичи и региональные, то есть приезжие. Поток футболистов в них, ну по крайней мере в региональной команде, был сумасшедший. Каждый день могли по 3-4 человека приходить и уходить. И ты должен был выделяться среди этой толпы и всего потока, чтобы задержаться подольше. Ты должен был включать голову на тренировках. Физика на тот момент у всех была плюс-минус одинаковая. Нельзя сказать, что кто-то лучше прыгал или еще что-то. В основном следили за тем, кто как думает на поле. По такому принципу, наверное, и оставляли ребят.

— Переезд в Москву: что поразило в новом городе?

— Кстати, переезд дался мне не так сложно. Понятное дело, что скучал по родным, но было осознание того, для чего все это делается. Было интересно посмотреть на себя в другом городе, в другой команде, в другой обстановке. А что касается самой Москвы, то поразило количество людей. У нас Владикавказ не такой большой город, а тут столько людей, метро еще это. Кто-то куда-то бежит, постояно толпа какая-то. Со временем привык ко всему, но первое время было сложно.

Фото пресс-службы ФК «Олимп-Долгопрудный» / Анастасия Чистякова

— Первый профессиональный контракт, первые деньги, первый клуб профессионального уровня. Какие мысли были на тот момент?

— Мне тогда было 17 лет, я после выпуска из академии играл на любительском уровне в команде «Столица». И тут пришла новость, что мне хочет предложить контракт футбольный клуб «Губкин» из зоны «Центр». Конечно, это было очень приятно, что ты теперь не просто тренируешься и играешь, а еще и получаешь за это деньги, что футбол — это теперь моя работа.

— «Губкин» был клубом ПФЛ. Вы знали тогда уровень второго дивизиона?

— Вообще нет. Я не понимал, что такое ПФЛ, что такое группа «Центр», кто там играет. Просто знал, что это уже профессиональный футбол, что тут другой уровень. Уже по ходу начал разбираться, куда я вообще попал.

— И какая же была первая оценка второй лиги?

— Здесь, грубо говоря, играют мужики, футбол становится пожестче. Здесь ты с мячом уже не повозишься, как в детской школе, где тебя за это еще и похвалят. Тут наоборот: обыграешь, обрежешь, а уже все бегут назад. Адаптироваться к такому футболу было сложно, на это требуется немало времени. Ты потихонечку привыкаешь ко взрослому футболу, понимаешь, где в одно касание нужно сыграть, где в два. Где подать, а где не нужно.

— Как состоялся ваш дебют за «Губкин»?

— Наверное, для каждого одним из самых запоминающихся матчей будет дебют в профессиональном футболе. Мы играли против команды из Подольска где-то здесь, в Подмосковье. Я тогда вышел за замену во втором тайме, счет был 0:0. В итоге на 90-й минуте мы забили гол и выиграли матч. За победу получил первые премиальные. В общем, дебют хорошо сложился.

— И что же тогда купили на эти премиальные?

— Да деньги это небольшие были, поэтому ничего масштабного. Тогда только вышли кроссовки Adidas Yeezy Boost, вот их и взял. Приятно было что-то купить на свои заработанные деньги.

— В «Губкине» вы провели два сезона, дальше куда отправились?

— Да, поиграл немного и на кубок, и в первенстве, а потом отправился в Беларусь. Меня пригласили в Высшую лигу страны в футбольный клуб «Минск». Там я провел где-то полтора года, но сыграть удалось только за дубль. По возрасту туда еще подходил.

— Минск по сравнению с Москвой поспокойнее будет?

— Сразу скажу, что оба города хорошие, но в каждом есть своя специфика. В Москве больше людей и больше национальностей, а в Минске практически одни белорусы и живут, приезжих не так много. Беларусь вообще хорошая страна, спокойная, люди там добрые. Мне там понравилось.

— Сколько картошки съели за эти полтора года?

— Очень, очень много. (Смеется.) Как бы это смешно не звучало, но там к картошке очень серьезно относятся. Мне кажется, у них там есть целая наука по изучению картошки, потому что одну картошку нельзя есть — от нее голова может болеть, от другой — еще что-то. Но с драниками у них все хорошо, на обед и на ужин их давали.

— Весь мир волей обстоятельств уже прекрасно знаком с нынешней Высшей лигой Беларуси, а каким был уровень футбола там пару лет назад?

— Мне тогда не удалось поиграть за основную команду, до конца контракта я выступал за дубль. Думаю, что уровень дублеров в России все же повыше будет. Несколько раз я попадал в заявку на матчи чемпионата Беларуси, но на поле меня так и не выпустили. Белорусы в плане футбола вообще молодцы, хорошо играют. У них больше идет акцент на тактику, борьбы поменьше. Думаю, что тут еще от менталитета зависит. Они там больше в футбол хотят играть, а не толкаться на поле. Что касается болельщиков, то фанатская тема там не так развита. Максимум — тысяча или две приходили на матчи. Да, для ПФЛ это звучит хорошо, но все же мы говорим про Высшую лигу Беларуси. Понятное дело, что на минское «Динамо» и «БАТЭ» ходило побольше болельщиков, но на другие команды там редко ходят.

— Чем запомнился этот период в Беларуси?

— Да ничего особенного там не происходило. Кубок Беларуси среди дублеров выигрывали. Отдельно стоит сказать про футбольный манеж в Минске, где команды играют в зимнее время. Манеж оборудован так, что зимой там играют даже чемпионат Высшей лиги. Хорошее искусственное поле, есть несколько трибун — все хорошо. Наверное, это лучшее решение для клубов средней полосы, чтобы все команды, от основной до детских, не прерывали занятия на зимнее время.

— Это был еще 2014 год, белорусские рубли измерялись в тысячах. Миллионерами называли себя?

— Первое время было сложно считать все эти деньги, в России попроще было. У меня тогда зарплата была 10 миллионов белорусских рублей. Если не называть страну, то звучит очень неплохо. Между собой действительно шутили, что в команде собрались одни миллионеры.

— А как вы с амплуа определились?

— Вовремя этот вопрос задали. В Беларуси я вообще играл в центре опорником, потом как-то влево начал переходить, когда в Латвии оказался. Тут больше тренеры решали, куда мне на поле выходить, где лучше смогу себя проявить. С детства хотелось играть в полузащите и защите — нигде себя больше не пробовал.

— Контракт с «Минском» закончился, и вы отправились в Латвию?

— Мне тогда пришло предложение из футбольного клуба «Елгава» из одноименного города. Хорошая команда, мы в тот сезон выиграли чемпионат Латвии, сыграли в отборочных Лиги Европы. Там прошли один раунд, а второй проиграли.

— Если Высшую лигу Беларуси мы знаем, то что такое чемпионат Латвии?

— В Высшей лиге Латвии играют всего восемь команд. Если сравнивать с российским футболом, то, скорее всего, это уровень ФНЛ. Возможно, несколько команд могли бы выступать в Премьер-Лиге, но тут уже разный бюджет у клубов, могли бы и не потянуть. А так по уровню футбола не затерялись бы в ФНЛ точно.

— А что можете сказать о самой стране?

— Уровень жизни в Латвии хороший. Люди доброжелательные, улочки чистые, жилье хорошее. Заводов не так много, очень экологически чистая страна. Любят здоровую пищу. Раздельная система сбора мусора давно работает. В привычку у меня так и не вошло, но в Латвии следил за этим. У местных такое уже на подсознательном уровне заложено, а вот приезжим приходилось привыкать. Хорошая страна, если честно. Коммуналка, конечно, очень дорогая была — по 200-300 евро в зимний период. Но в остальном было все неплохо, нас возили на тренировки, кормили. Кстати, еду нам выдавали по талонам. На месяц давали по 90 талонов, чтобы получалось трехразовое питание. Потом ты приходил в кафе, отдавал талон и тебе приносили меню. Ты в итоге выбирал по меню то, на какую сумму у тебя был талон — интересная система.

— Итак, снова Высшая лига, возраст еще не такой большой. В новой команде тренер сразу рассчитывал на вас?

— В этот раз все удачно сложилось с тренером, никакой молодежки. Главным там был Виталий Астафьев, который на тот момент недавно закончил карьеру футболиста и стал тренировать. С ним мне очень повезло. Я только приехал на просмотр в команду, он сразу же меня там оставил. Проблем не было. Кстати, разговаривали все в основном на русском языке, на английском бывало. — Первый матч в чемпионате Латвии. Ожидания и реальность сошлись? — Не скажу, что полностью сошлись. У нас тогда в команду пришло много новых футболистов, не было взаимопонимания на поле. В итоге первый матч проиграли или сыграли вничью, но точно не выиграли. Потом уже появилась сыгранность, притерлись друг к другу. У нас задача была попасть в тройку, ведь там разговор уже о совсем другом футболе и других деньгах.

Фото пресс-службы ФК «Олимп-Долгопрудный» / Ольга Степиньш

— Другой футбол, так понимаю, это про еврокубки?

— Да, на еврокубки ставился акцент во всем чемпионате. Команда тогда второй сезон подряд попадала в отборочные, и в тот раз надо было решать вопрос. В первом раунде играли с болгарской командой «Литекс», с ними нам просто повезло. Оба матча сыграли вничью, но в гостях у нас счет был крупнее, поэтому по правилу выездного гола мы прошли дальше. Кстати, сразу после этого матча у соперника тренера убрали.

— Все футболисты мечтают поиграть в еврокубках, а вы свою осуществили?

— Я все же понимал, что это только отборочные, только первый раунд. Понятное дело, когда сыграешь в групповом этапе, то по-другому будешь все воспринимать. Было приятно, ведь мы выиграли, прошли дальше, сыграли в Лиге Европы… Но все же в отборочном этапе. Вся борьба была впереди.

— Во втором квалификационном раунде с кем играли?

— С «Работничками» из Северной Македонии. Сильные работнички были, хорошие матчи с ними получились. Дома сумели выиграть, а на выезде уже они победили. Ринат Саярович рассказывал, что когда он тренировал «Рубин», в Лиге Европы тоже с ними встречались. Не знаю, как у них там матч закончился, но он иногда вспоминает про него.

— После Латвии вы отправились дальше путешествовать по балтийскому побережью?

— Следующим клубом для меня стала калининградская «Балтика». Сразу скажу, что город — сумасшедший. Там очень красиво, классно сочетаются старые и новые постройки. Туда обязательно нужно съездить вне футбола, ну и можно заскочить на матчи ФНЛ. Когда я туда приехал, то новый стадион еще не отстроили, играли на городском стадионе «Балтика». Исторический факт: во времена Гитлера там часто проводили парады и шествия. В Калининграде очень любят футбол, на матчи всегда приходило тысяч пять-шесть.

— Играть за калининградскую команду сложно, все же не так близко к другим городам ФНЛ?

— Я провел там всего полгода, сыграл матчей семь. Сложно было с перелетами: куда бы ты не летел, все перелеты будут через Москву. Даже если тебе нужно в Санкт-Петербург, то все равно сначала прилетаешь в столицу. Очень редко бывало, что мы летели прямым рейсом. Было плюсом то, что летали только Аэрофлотом.

— И как же выдерживать столько перелетов и потом выходить на поле?

— Ну а что делать? Терпеть и терпеть. Ты же понимаешь, зачем ты летишь и чего хочешь. Иногда прилетали за день, иногда в день матча. Но, знаете, команды Премьер-Лиги тоже так летают и выходят на поле, и не скажу, что они показывают после самолета плохой футбол. Ты профессионал, а, значит, никакие причины не должны мешать делать свою работу.

— Какая самая интересная команда для вас была в ФНЛ?

— Наверное, я назову «Тосно». В тот сезон они и московское «Динамо» вышли в Премьер-Лигу. Кстати, в «Тосно» Заболотный играл — интересная фигура для футбола. Возможно, запомнил их, потому что гол забил в матче с ними. Подавал угловой, мяч залетел за шиворот вратарю. В том матче на воротах стоял Нигматуллин. Нет, не тот самый, а который сейчас за тульский «Арсенал» играет.

— То есть уже тогда могли попасть в паблик 433?

— Не думаю, что тогда он вообще существовал.

— Из ФНЛ вы перешли в ПФЛ, точнее, вернулись на родину во Владикавказ. Как так получилось?

— По семейным обстоятельствам пришлось вернуться домой. Там играл больше за идею, за клуб из родного города. У нас зарплаты были невысокие, можно сказать, что практически бесплатно играли. Но все равно выходили на поле, бились, ведь играли за родное. В «Спартаке» провел около полугода и перешел в ростовский «СКА».

— Это был уже сезон-2017/2018, поле хорошее там было?

— Команда хорошая, тренерский штаб хороший, а вот поле не очень. Я пришел туда за год до начала Чемпионата мира, там еще ничего не строилось. Даже несмотря на то, что бытует мнение, что на юге все поля зеленые, натуральные, хорошие. Вот в Ростове все было не так. Мы тренировались и играли на искусственном.

— В группе «Юг» играют эмоциональные команды, футбол был пожестче?

— Борьба была, да, но до драк дело не доходило. Всем известно, что такое южный характер, горячая кровь. Любим покричать, побороться. Не скажу, что по сравнению с группой «Запад» «Юг» сильнее, но не скажу, что слабее. Все равно все зависит от самих команд, у кого какие задачи и возможности. И там, и там есть команды без задач, но с сильными футболистами и хорошим футболом.

— Можно ли сказать, что это вынужденное возвращение на родину изменило вашу футбольную карьеру?

— Если честно, то никогда так не задумывался, не загонялся по этому поводу. Знал, что нужно тренироваться и показывать на деле все свои умения и возможности, а не рассказывать, какой ты сильный и что ты можешь. Говорить не так тяжело, как делать.

— А дальше был Пятигорск?

— Да, жизнь меня, конечно, помотала по всем этим городам и командам. Неудачный город для меня. Сыграл там пару матчей, а большую часть времени восстанавливался после травм. Поэтому тут лучше поставить пробел. Запомнил памятник Пушкину — в Пятигорск он заезжал, путешествуя по Кавказу, — и Макдональдс. (Смеется.) А дальше оказался в «Олимпе».

— Как возник вариант с «Олимпом»?

— Мой агент рассказал мне про этот клуб, предложил перейти сюда. Была задача сначала выйти в ПФЛ, а потом сразу в ФНЛ. У нас собралась хорошая команда, и мы за несколько туров до окончания первенства решили задачу и готовились к ПФЛ. Из нынешнего состава с нами тогда были Абациев, Гояев, и в самом начале второй лиги пришел Дзантиев. Хотелось поскорее решить задачу и играть уже в другой футбол. На КФК команды больше состояли из тех, кто просто выходит побегать и попинать мяч. В ПФЛ уже другой футбол, хотелось скорее вернуться к нему.

— В сентябре химкинский клуб возглавил Ринат Саярович. Помните первую тренировку под его руководством?

— На улице уже было прохладно, все оделись потеплее. Начинаем работать с Евгением Георгиевичем, нашим тренером по физподготовке. Бегаем, бегаем, уже все устали. Никто не понимает, сколько еще бежать, вроде бы конец скоро должен быть. И тут нам говорят, что это была только разминка. В шоке были все. Первое время было сложно, никто не понимал, как это и зачем, но делали все. Через пару месяцев привыкли. Теперь могу сказать, что это максимальные нагрузки, которые у меня были за все время.

— Ну если с физическим состоянием все понятно, то статусность тренера ощущалась?

— Конечно, ты понимаешь, что в команду пришел опытный специалист, что он поработал и там, и там, и в Лиге Европы был. Имя иногда многое значит, особенно для тренера. Ты и слушаешь его по-другому, доверия больше к такому человеку.

— Сезон вы завершили на 6-й строчке турнирной таблицы.

— Было очень много матчей, в которых мы теряли очки. Например, в матче со «Знаменем Труда» мы вели в счете, потом удаление, в итоге горим 1:2. Из-за своих же ошибок упускали победы.

Фото пресс-службы ФК «Олимп-Долгопрудный» / Ольга Степиньш

— Есть небольшой инсайд, что на зимних сборах вы тренировались по 4 раза в день, это так?

— Это был второй раз, когда мы находились в шоке от нагрузок. Когда мы увидели расписание, то сначала подумали, что кто-то ошибся, что не может быть так. Но это была правда. Первая тренировка была у нас в 7:45. Ринат Саярович хотел раньше, но на улице еще было темно. Первую тренировку проводили до завтрака, потом в 11 часов занимались в тренажерном зале. Следующая тренировка была в 12:30, это еще полтора часа, вечерняя была уже часов в 17-18.

— Вечером сил хватало, чтобы хотя бы дойти до номера?

— Сил не было вообще. Если раньше на сборах в других командах мы собирались где-то, общались, то тут гостиница была пустая. Все лежали, спали. Кто-то на массаже был, кто-то под капельницей. Первые две недели были очень сложными, каждая тренировка была с хорошей нагрузкой.

— В марте были введены ограничения из-за эпидемиологической ситуации, где эта новость застигла вас?

— Мы были еще на сборах в Сочи, до конца оставалось два-три дня. Нас распустили по домам, и спустя пару дней сказали, что сидим дома — футбол на паузе.

— Чем занимались дома?

— У нас по Zoom были тренировки каждый день. Больше акцент делали на статику. Вообще у нас в Осетии все было попроще с самоизоляцией, не так много заболевших было. Мы с пацанами собирались, в футбол играли. Так что форма, которую набрал на сборах, пригодилась. Но даже так мы поиграли где-то неделю, а каждый индивидуально занимался. Остальное время проводили дома, у меня жена была беременная. Чтобы лишний раз не заболеть, не контактировать ни с кем, сидели дома.

— Новость о том, что «Долгопрудный» и «Олимп» объединяются как восприняли?

— Мне скинули новость из паблика в Instagram, где об этом было написано. Я сначала не поверил. Когда выпустили официальное заявление, то тогда поняли, что все точно будет.

— И тут вас собрали в Сорочанах на сборы.

— Было очень много людей: две команды плюс просмотровые. Кто-то приходит, кто-то уходит. В итоге потренировались, разобрались.

— Все же для игроков «Олимпа» нынешняя подготовка к сезону была легче?

— Я думаю, что да. Ты уже психологически был готов к тому, что тебя ждет. Остальные были как мы на наших первых сборах: ты просто в шоке от объема работы, что дальше тебя ждет еще столько же. А тут было полегче — хотя бы знаешь, что впереди.

— Первый тур мы играли с «Читой».

— Серьезно готовились к матчу, понимали, что нужно начать сезон с победы. К нам приехала команда, можно сказать, из другой страны, с другим футболом и пониманием его. Хорошо начали, да и продолжили. Главное — победа в каждом матче. Нам нельзя терять очки, чтобы потом не кусать локти. Не важно, как ты сыграешь, главное — победить.

— Далее был Кубок, в матче с «Луками-Энергией» мы дошли до послематчевой серии пенальти. Раньше играли в таких матчах?

— Нет, не было такого, чтобы игра доходила до серии пенальти. Меня в том матче заменили, поэтому переживал за команду уже на скамейке. Если честно, это немного другое волнение, ведь все же тут разыгрывается путевка в следующую стадию. Тогда Стас Черчесов хорошо разобрался. Я считаю, что пенальти — это его сильная сторона. С «Ленинградцем» тоже хорошо играли, тоже могла быть серия пенальти, но судьба решила по-другому. Главное, что сразу же взяли реванш в Первенстве.

— Хорошо это или плохо, что не пробились в групповой этап?

— Не знаю, не могу ответить на этот вопрос. У нас основная задача — первое место и выход в ФНЛ, а тут плюс две игры с командами ФНЛ и РПЛ. Думаю, когда будем в Первой лиге, то и в Кубке можно будет побороться, а так — погонишься за двумя зайцами и сами знаете что.

— Близится конец первого круга. Какой соперник для вас был самым интересным?

— Наверное, не удивлю никого, если назову «Зенит-2» и «Динамо-2». Видно, что собран хороший состав, заметна подготовка ребят. Кто-то в Премьер-Лиге успел дебютировать. Видно, как они обращаются с мячом, как принимают его.

— Ну и последний вопрос о футболе, матче с «Родиной» и нашем голкипере.

— Понимаю, про какой эпизод вы спрашиваете. Вся команда находилась недалеко от нашей штрафной. Когда я подбежал, то увидел, что глаза открыты, но он не дышит. Уже тогда понимал, что происходит и что туда лучше не лезть. Желаю Стасу скорейшего выздоровления и возвращения на поле! Пропущенный гол после всего этого — это только наша ошибка, ничего другого. Еще хочется отметить Диму Терновского, он хорошо вошел в игру, да и вообще тащит нас по Первенству только вперед.

Фото пресс-службы ФК «Олимп-Долгопрудный» / Ольга Степиньш

— А теперь о приятном и личном. Совсем недавно у вас родился сын, поздравляю еще раз! Поведайте нам историю вашей встречи с женой.

— Спасибо. Мы давно были знакомы с ней, лет в 15-16 встретились первый раз. У нас были общие знакомые. Но отношения начались 3-4 года назад, когда я был в Ростове-на-Дону. Мы начали общаться, переписываться. Когда приезжали на игры во Владикавказ, она приходила. И вот свадьба у нас была год назад — 23 ноября.

— Предложение особенное было?

— Она не знала, что я собираюсь делать предложение. Мы пришли в кафе, посидели немного, а потом ей принесли кольцо. Я вообще очень стеснительный, но тут попытался сделать красиво.

— А свадьба как прошла?

— Сейчас я, конечно, удивлю, но было не так много людей, всего 150-200 человек. У нас так принято, что отмечается две свадьбы, муж со своими гостями в одном месте, а жена в другом. Потом старшие едут на свадьбу к ним и забирают невесту. Так вот у нее на свадьбе было около тысячи человек. Остальная часть торжества была в европейском стиле. Танцевали, пели, отдыхали. В общем, было весело.

— Видели у вас в инстаграме очень интересную породу собак. Расскажете про нее?

— Это порода алано эспаньол. Их разведением занимается тетя моего друга. Года три назад он дал мне щенка, он жил у меня недолго, потому что ездить с ним по другим городам, где я играл, было не очень удобно. Если в Осетии у нас частный дом и там собаке было бы комфортно, то здесь в Москве квартира — сложно. Хочу в будущем завести себе собаку, а пока нужно разобраться с нашим крикуном. Дом есть, сын есть, дерево вроде тоже, осталось собаку завести, но об этом буду думать позже.

Беседовала Анастасия Чистякова