Наставник сине-белых Ринат Саярович Билялетдинов пообщался с клубной пресс-службой и подвел итоги первой части Олимп-Первенства ПФЛ, а также участия команды в Бетсити Кубке России.

— Ринат Саярович, оправдались ли ваши ожидания от работы с «Олимпом-Долгопрудным» в минувшей части сезона?

— Вполне оправдались. Да, была определенная специфика, которая заключалась в том, что летом на первом сборе сразу после объединения команд в мое распоряжение поступило более 40 игроков. Было ясно, что всех сохранить не получится, да и сами ребята это понимали. Одновременно с этим нам предлагали посмотреть новых футболистов, так сказать, со стороны. Голова, естественно, была забита фамилиями, амплуа…
Отсюда были трения и напряжение внутри коллектива: одна команда и другая — момент притирки. Одни привыкли к одному, а другие — к другому. Это всегда вызывает сложности, расслоение, образно выражаясь. Даже во время обеда это было заметно: за стол садятся одна команда и другая по отдельности, не перемешиваясь. Попробовали искусственно перемешивать по рекомендации, но все же это должно было произойти естественно.
Плюс еще была непривычная работа для половины игроков. Она могла нравиться не всем, но к ней нужно было привыкать. Это тоже добавляло негативных проявлений. Маленьких, но все же негативных. К тому же нам было необходимо смотреть варианты сочетания игроков, просматривать их в ходе игр, а матчи накладывались на усталость от тренировочной работы.
Конечно, все это влияло на результаты контрольных встреч. Если их вспоминать, то результаты явно не обнадеживали и не способствовали поднятию настроения внутри команды. Конечно, можно было сыграть с каким-то физкультурным коллективом, обыграть их 10:0, но я таким легким путем не иду. Проиграли, значит, проиграли. Значит, будет повод разобраться. Повторю, что в тот момент шла тренировочная работа в трехразовом режиме, которая влияла на ребят, была для них непривычной. Как вы знаете, для тренерского штаба вообще шесть тренировок в день было, ведь эти 40 человек делились на две группы. Но такой был период, что поделать. Я через такое проходил и с молодежными командами, и с командами Премьер-Лиги.
Результат все равно пришел — на перерыв мы уходим на первом месте. Некоторые игроки — молодцы, они сыграли на максимуме. Кто-то прибавляет — для них это хорошо. Многие не верили, что это возможно. Говорили, что можно было сделать проще, что нужен был другой подбор игроков, что нужно было то и то. Но я считаю, что, исходя из наших возможностей и реалий, мы достигли максимума, которого могли достичь. Ребята старались. Хорошо, что есть игроки, которые сыграли на максимуме. Если тренер сумел добиться их максимума, то на следующем этапе этот уровень уже повышается.
Конечно, были матчи, где нам немного повезло, но везет тому, кто везет! Мы везли этот воз, старались, у нас были свои подъемы и падения, без них никто не обойдется. Но если мы сейчас на первом месте, то это значит, что все ожидания оправдались.
Весной будет практически следующий чемпионат, потому что после перерыва в четыре с половиной месяца могут быть совершенно другие команды. Конечно, в состав добавится свежая кровь, но все футболисты станут на год старше. К сожалению, ветераны моложе не становятся. Во многих командах будет процесс обновления, ротации, от этого никуда не деться. Подытожу: на перерыв мы ушли первыми, поэтому все ожидания оправдались.

— Какой матч вы можете назвать самыми лучшим в исполнении нашей команды?

— Лучший матч в исполнении команды в этой части сезона — это игра с «Ленинградцем» в первенстве, когда мы одержали победу 2:0. Они выиграли у нас на кубок и через несколько дней соперник жаждал повторить успех, горел желанием нас тормознуть в турнирной таблице, потому что у них цели такие же высокие, как и у нас. Но неожиданно для них мы достаточно уверенно провели все отрезки матча: и игру от обороны, игру первым и вторым номером, игру на встречных атаках и так далее. Но особенно порадовала концовка матча: вроде бы соперник должен был отыгрываться, а мы последние минут десять матча не выпускали их с их половины поля. Прессинговали, накрывали и не давали организовать атаки и вообще перейти организовано центр поля. Все, что они делали — это грузили мяч на нашу половину поля, откуда мы им обратно доставляли его. Вот это был хороший в организации матч, в котором мы показали, что были выше уровнем. И голы были классные. Может, не самые красивые эстетически, но мы здорово забили ударом, и отбор был хороший, и передачи.

— Сложными получились встречи с молодыми командами. Например, с «Динамо-2», «Зенит-2» и «Локомотив-Казанка». Как вы считаете, за счет чего соперник получал преимущество?

— В составе этих команд играют выпускники ведущих академий страны, где собраны ребята, которые работают друг с другом на протяжении нескольких лет. Вообще такие команды сборные, они меняют свой состав в среднем три раза к выпуску. Редко, кто с самого набора добирается до выпуска из академии. Команды все время усиливаются, туда приходят все лучшие и лучшие игроки. Они выпускаются из академии и проходят еще и через молодежное первенство, то есть их средний возраст 20-23 года. Они в таком возрасте стремятся больше показать себя, проявить свои способности, поэтому матчи с ними тяжелые. У них уровень мастерства, командные действия отлажены годами. Все же в академии они проходят это не один раз и играют плечом к плечу не один год. Несомненно, именно этот уровень мастерства и командные действия обеспечивают им игровое преимущество.
Чтобы это нейтрализовать, было необходимо выбрать определенный тактический план на игру: где-то сыграть вторым номером, где-то попрессинговать. То есть здесь уже была важна тренерская работа с учетом собственных исполнителей: какой уровень игроков, которые находятся у тебя под рукой. Здесь важнейшее значение имели ветераны нашей команды. Их было всего 2-3 в составе, но их опыт очень помогал: они и подсказывали, и расставляли игроков на поле. Но этого все равно недостаточно, потому что все-таки ветераны поднимали наш средний возраст, а преимущество в игре все время имеет более молодая команда. Она всегда быстрее. Другое дело, как она этой быстротой пользуется, что у них в голове. Ведь бегать быстро мало, нужно же и технически исполнять, и играть с мыслью. Здесь у них было преимущество, но и мы пытались им противодействовать.
Да, был неудачный матч с «Динамо-2», где они быстро реализовали свои моменты. Да, был обнадеживающий матч с «Локомотивом-Казанкой», где, казалось, что сейчас-сейчас все будет, но потом мы потеряли мяч в своей штрафной площади и пропустили, и все же мы отыгрались — была ничья.
Ну и тяжелейший матч с командой, которая показала самый высокий уровень — это «Зенит-2». Несмотря на это, мы обыграли эту команду, и гол красивый забили. «Зенит-2» сыграл даже сильнее, чем «Динамо-2», которому мы проиграли. Вот такой результат получился с молодыми командами.
Если обобщить, то преимущества были в многолетнем опыте игры с юношеского футбола: они перешагнули юношей и стали уже молодыми игроками; взаимодействии, общем уровне, принятии игры, то есть коллективных действиях. Если команда мотивирована, они всегда будут вверху, они всегда вылезут, они могут пробуксовать на старте, но все равно потом за счет школы, базы подтянутся и будут в верхушке первенства, что в принципе и подтверждается. 

— Вы затронули тему среднего возраста, то, что у нашей команды он превышает многие клубы — это наш недостаток или преимущество?

— И то, и другое. Преимущество в том, что опытный игрок помогает расти молодому. Да, можно играть молодежной командой, но им нужен, так сказать, дядька, а лучше два. Три — уже критично. Если говорить про таких игроков, то ими будут футболисты в возрасте 33 плюс-минус пару лет. Если в составе больше трех таких футболистов, то игра становится более медленной. Она может быть более уверенной, где мы контролируем мяч, но все же за счет поперечных передач и пасов назад, то есть темп игры берем невысокий. В свою очередь невысокий темп не позволяет расти молодым игрокам. Им нужна быстрая скоростная темповая игра, чтобы их уровень мастерства постоянно поднимался. Но иногда в игре нужен сброс темпа: нужно прийти в себя, посмотреть, дать паузу, чтобы потом снова навалиться на соперника. Поэтому возрастные опытные футболисты нужны — глядя на них, растут и молодые. Главный вопрос в том, чтобы ветеран соответствовал тем задачам, которые в игре на него возложены. Наши ветераны с этим справлялись. В первую очередь, это Ренат Сабитов, который сыграл, как я считаю, сильнейший свой сезон. Он просто показал себя выше всяких ожиданий. Что же касается возраста, то сами посчитайте: два игрока по 35 лет — это уже 70, а в них могут четыре игрока по 18 поместиться. Так что средний возраст нашей команды возрастает, в этом есть и плюсы, и минусы.

— Давайте вернемся к кубковым матчами. По вашему мнению, хорошо или плохо, что мы не пробились в групповой турнир? Все же в элитную стадию вышли только команды РПЛ и ФНЛ.

— Давайте начнем с того, что относительно хорошо. Я дал шанс проявить себя тем игрокам, которые не то что не попадали в стартовый состав, они даже не выходили со скамейки запасных. Надо было дать им шанс не в товарищеском матче с кем-то там, а сыграть в серьезной встрече. В Великих Луках это получилось. Правда, мы упустили там победу, но все же вырвали ее за счет пенальти.
В Санкт-Петербурге мы тоже упустили победу, но там я решил поэкспериментировать с игроками. Если сейчас вернуть время назад, то я бы сыграл по-другому: сохранил бы победный счет и не выпустил бы тех игроков, которые все-таки сыграли. Я им обещал, что они свой шанс получат, и свое обещание должен был выполнить. И получилось так, что группа игроков чуть-чуть в одном или другом месте не досмотрела, недоиграла, и мы получили два гола, которые не должны были получать.
Возвращаясь в прошлое, я бы все-таки замуровал бы этот счет 1:0, и мы прошли бы дальше. Может быть, и не было бы такого, ведь от ошибок никто не застрахован. Соперник мог бы и сравнять счет или по пенальти выиграть — все же это лотерея. Но, повторюсь, хорошо, что я все-таки дал им шанс сыграть. Не упоминая фамилии, я дал сыграть двоим футболистам на других позициях, то есть позволил расширить их игровые функции. В принципе, этот момент тоже можно отнести к хорошим, потому что они прилично сыграли на новой для себя позиции, и это стало одним из дальнейших путей их развития, ведь ребята достаточно молодые. Это хороший итог.
Плохо то, что не удержали победный счет, конечно же. Все же так получилось за счет перестановки игроков, моего несвоевременного эксперимента. Я понадеялся, думал, что мы все же додержим этот победный счет. До перестановок счет был в нашу пользу, как только стал экспериментировать, мы начали пропускать. Считаю, что это плохо, но в первую очередь беру всю ответственность на себя. Может быть, я переоценил своих игроков, что они смогут это сделать. Оказалось, что без игровой практики кто-то чуть-чуть не добежал, не дотянул ногу, не посмотрел в сторону, и игрок соперника получил свободу действия.
Ну и второй гол просто заполз в ворота, бывает такое. То, что не сыграли с командами ФНЛ и РПЛ, тоже, наверное, плохо, все же этого хотелось и нам, и болельщикам. Хотя это была бы дополнительная нагрузка на команду, но, сыграв с ними, понимая, что дальше пройдут команды Премьер-Лиги, попытались бы примерить себя на их уровень. Вот «Родина» примерила, получила от «Спартака» пять мячей, но в первенстве это на них никак не сказалось. Здесь все же есть свои плюсы и свои минусы.

— А как вы в принципе оцените введение группового турнира в розыгрыше Кубка России?

— Положительно. Это в первую очередь стимул для команд ФНЛ. Отсекается фактор случайности, что где-то одной команде просто повезло в одном матче. Например, два тайма отмахивалась, а потом удар, кочка и гол. Но при этом остается возможность сенсаций: той же команде ПФЛ вдруг пройти групповой этап и выскочить в элитный раунд кубка. Поэтому я считаю, что это нововведение хорошо для всех: дает шанс низовым командам и дает шанс, проиграв один матч, не вылететь командам высшей лиги. Вот иногда пандемия приводит все-таки к перспективным решениям.

— Еще одно нововведение — это присоединение команд с Востока к другим группам ПФЛ. Что можете сказать об этом?

— Все же тут нужно говорить о дополнительных расходах для этих команд, ведь транспортные расходы изрядно увеличились. Но все же мы одна страна, и для таких дальних команд очень важно чувствовать, что они не в отрыве от остальных. Для них это однозначно хорошая вещь, да и нам это в минус не пойдет, добавляет какого-то интереса и опыта.
Конечно, уровень футбола этих команд был вполне прогнозируемый — не самый высокий, но его можно и поднять за счет приглашения футболистов из центра страны, возвращения своих региональных воспитанников. Очень важно, чтобы у этих команд была перспектива, были финансовые возможности не существовать, а жить в дальнейшем. Тогда сформируется костяк команды, который привыкнет ко всем переездам и перелетам. Уровень команд, конечно, повысится и их конкурентоспособность соответственно тоже. Я лично за то, чтобы все так и оставить.

— Вы уже больше года проработали в ПФЛ. Что можете сказать о конкурентоспособности команд второй лиги на уровне ФНЛ? 

— Если говорить по-честному, то это хоть и два сезона, но в итоге-то всего пять месяцев в соревновательном периоде. В сентябре прошлого года я начал работать в «Олимпе», весной известные события не дали нам доиграть сезон, и эта осенняя часть — всего три месяца.
И все же это время дает мне возможность оценить все по полной. Могу сказать так, что большой разницы в технике и тактике ПФЛ и ФНЛ нет. Есть привычка играть в ПФЛ и удовлетворяться этим, понимая, что претензии на что-то высокое уже нет. Как говорят, это мое, я привык в нем крутиться и играть.
Так же и в ФНЛ, где есть команды, которые играют там годами, привыкают. Но если брать перспективность, то при должной мотивации не провалиться в ФНЛ можно. Тот же «Велес» сейчас это показывает. Они усилились иностранными и российскими футболистами и идут вверху. Так что не провалиться в ФНЛ можно, можно быть и в верхней части турнирной таблицы.
Важно не переоценивать соперника. Как только ты начинаешь это делать, то ты автоматом начинаешь недооценивать себя. И это ошибка многих — это я как опытный тренер могу сказать. Здесь нужен индивидуальный подход к каждому — внушить эту уверенность в себе.
Темп игры в ФНЛ немножко выше, но не запредельно. Чуть выше скорость игры, исполнения и мышления, но это не настолько большой разрыв, чтобы он казался недосягаемым. Опять же привычка чуть-чуть быстрее играть, как я называю, «в зоне досягаемости». Молодым игрокам, да и опытным это под силу — было бы желание. Здесь надо строить работу с позиции требований ФНЛ с повышением всего, а вот эта работа уже не всем нравится. Срабатывает привычка, желание оставаться на прежнем уровне. Работать так, как этого требует уровень ФНЛ, не всем нравится. Даже если эти новые требования к работе не нравятся маленькой части игроков, это тормозит прогресс всей команды. Думаю, что нашей команде этого удастся избежать.